Утопленница
Кто мил бессмертным — умирает в юности.
Менандр
 
Заботам суетным чужда,
над зыбью сонного пруда
висит зелёная звезда:
 
то безучастная луна,
что древних ужасов полна,
горит в ночи — всегда — одна.
 
Куда несёт меня ладья,
того не ведаю уж я —
не всё ль равно, душа моя!
 
Усни, забудься; ночь беззла…
Светила хладного игла
пронзает мглу, и тает мгла;
 
безбурен звёздный океан.
Вот яр, луною осиян,
кремнистый обнажает стан,
 
покрытый цве́лию и мхом,
над ним полянка с сосняком
в безмолвьи почию́т глухом.
 
И всё яснее видит взор:
нездешний гений распростёр
тончайший рясковый ковёр,
 
с крутых таимый берегов
от злонамеренных врагов
стеною частых тростников.
 
Вдруг филин в чаще закричал,
и лунный диск — исчёрна-ал —
багрец теперь уж расточал.
 
Кровавым мороком объят,
не вольный хор ночных цикад
я слышу — громовый раскат!
 
Ковра живого лоскутки,
нимфей прелестные цветки —
всё сбилось в мерзкие комки!
 
Плывут их трупы по волнам
и вопиют ко всем богам:
«Отмщенье нам! Отмщенье нам!»
 
Затрепетал, клонясь, тростник,
и а́брис дымчатый возник —
мерцающий неясный лик,
 
и стал, качаясь, на вода́х:
то девы лик; и в светляках —
власы́, и песнь звенит в устах:
 
«Прекрасный бог меня унёс
в Забытие́… Я — свежесть роз,
и мне отверсто царство грёз…
 
Была я дочерью земной…
А ныне юный призрак мой,
отвержен небом и землёй,
 
над валом рея бурных вод,
уставших странников зовёт:
— Оставь, оставь юдоль забот!»
 
25.08.2014/21.55
предыдущие
Исход
следующие
Поцелуй

^ Наверх